Новая медиареальность: по каким законам «живет» информация
Внимание пользователей стало самой дорогой валютой, в борьбе за которую участвуют СМИ, инфлюенсеры и 4 млрд пользователей сети, ежедневно голосующих за тот или иной контент лайками. При этом эмоциональные сообщения часто становятся более востребованными, чем проверенные факты и профессиональные материалы. Сможет ли качественный контент выстоять в урагане однодневного хайпа?
Спикеры онлайн-дебатов «У кого четвертая власть в эпоху социальных медиа?» — Микель Молина, Хуан Сото Иварс, Максим Товкайло, Артур Хачуян и Сергей Замуруев — обсудили вызовы современных коммуникаций в Испании и России. Модератором выступила Арминэ Шагинян.

Сначала спикеры сравнили медиапотребление в России и в Испании. В России главным источником информации остается телевизор, а в интернете безусловным лидером является «Яндекс» и его сервисы, особенно платформа рекомендаций «Яндекс.Дзен». В Испании медиапотребление более диверсифицировано: телевизор остается важным источником информации, на втором и последующих местах — Twitter, Facebook и Google.

Микель Молина обратил внимание на то, что традиционные СМИ сейчас находятся между двух огней: с одной стороны, необходимо привлечь как можно больше пользователей, а с другой – сохранить качество аудитории. 

Микель Молина: «Средства массовой информации балансируют между необходимостью бороться за аудиторию и за сохранение качества аудитории».

Микель также подчеркнул важность работы алгоритмов для анализа медиапотребления: алгоритмы выявляют наиболее интересный для пользователей контент, таким образом СМИ учатся не только на своем опыте, но и на опыте других онлайн-изданий. 

Но могут ли алгоритмы быть «подкручены» в угоду владельцам социальных сетей или другим заказчикам? На этот вопрос ответил Артур Хачуян.

Артур Хачуян: «Есть такой параметр, как «навязанность контента». Прежде чем что-то кому-то продвинуть, необходимо сформировать у пользователя интерес к этому. […] Чисто теоретически навязать любой контент можно. […] И чисто технологически это можно сделать, но насколько контент «зайдет» пользователю – это второй вопрос».

О фейковых новостях и работе факт-чекеров подробно рассказал Максим Товкайло. Он обратил внимание на то, что задача факт-чекинга заключается в проверке убедительности новости. 

Максим Товкайло: «Очень легко стало манипулировать людьми, потому что информация распространяется в разы быстрее. Более того, наш разум склонен к тому, чтобы верить ненастоящим новостям. Потому что настоящие новости – зачастую какие-то скучные, неинтересные, а ненастоящие новости – там есть жареные факты».

Часть дебатов была посвящена влиянию политики на медиасреду. Сергей Замуруев объяснил причину популярности анонимных телеграм-каналов в России. По его словам, это своеобразная форма протеста против отсутствия гражданского общества: когда граждане не могут открыто критиковать власть в СМИ, возникают анонимные, тайные группы единомышленников.

Максим Товкайло заметил, что в России существует многомиллионный рынок анонимных телеграмм-каналов для политических игр.  

Максим Товкайло: «Это феномен, где разные, условно говоря, башни Кремля взаимодействуют друг с другом путем подачи условных знаков в анонимных телеграмм-каналах».  

Хуан Сото Иварс в продолжении темы рассказал, как  обстоят дела в Испании. Политическая борьба здесь представлена открыто в традиционных медиа, однако социальные сети вносят свои коррективы.

Хуан Сото Иварс: «В России политическая власть достаточно крепкая, в то время как в Испании она неустойчивая. […] Однако политики из различных партий пользуются социальными сетями для тех же целей, что и в российском телеграмме: чтобы подрывать доверие к своим оппонентам».

Хуан обратил внимание на то, что современная медиаструктура породила новый вид цензуры. Несмотря на то, что никто не может помешать нам говорить о не запрещенных законом темах, нас очень сильно ограничивает общественное мнение. Возникает страх быть осужденным тем обществом, к которому мы принадлежим, поэтому каждый начинает создавать собственные границы того, о чем не стоит упоминать публично в социальных сетях.

Хуан Сото Иварс: «В социальных сетях цензура не вертикальная, а горизонтальная. Когда группа людей просто нападает, как стая, на того, кто переступил красную черту. […] В конце концов, возникает новый, утонченный тип цензуры, потому что каждый из нас интуитивно знает, где находится эта красная линия. Здесь и берет начало новая цензура. Это не самоцензура, это цензура, потому что она основывается на страхе наказания, а не на личных моральных ограничениях».

В заключении дебатов участники сошлись в том, что регулирование медиа – скорее зло, чем благо. Слишком много вопросов остаются открытыми: кто должен регулировать медиа в интернете, кто должен выбирать регулятора, по каким критериям и, самое главное – коррелируется ли это с идей правового государства.

Следующие дебаты из цикла «Россия и Испания. Взаимодействие двух великих культур в XXI веке» пройдут 27 мая в онлайн-формате. Тема: «Благотворительность и волонтерство — факторы диалога культур».