Диалог без слов: Михаил Глинка и Испания
Музыка – один из самых удивительных способов отправиться в путешествие и почувствовать культуру другой страны, не выходя из дома, не зная языка и не нуждаясь в переводчике. В серии статей «Диалог без слов» предлагаем познакомиться с Испанией вместе с великими русскими композиторами – любителями и ценителями культуры Пиренейского полуострова.
«В испанской народной музыке торжествует радость прямодушия и неподкупной товарищеской простоты. С испанским товарищем меня сближает «чувство мажора», – Михаил Глинка.

Михаил Глинка: «Испанцы напоминают мне добрых моих соотечественников. А испанские напевы столь схожи с русскими. В испанской народной музыке торжествует радость прямодушия и неподкупной товарищеской простоты. С испанским товарищем меня сближает «чувство мажора».

Во второй половине ХIХ века испанская тема покорила сердца русского общества образом пламенно-страстной цыганки в опере «Кармен», подаренной миру в 1875 году великим французским композитором Жоржем Бизе. Но, возможно, не все сразу вспомнят, что ровно за 30 лет до Бизе «свою» Испанию нашел, полюбил и привез в Россию основоположник русской классической музыки Михаил Иванович Глинка.

Начиная с XIX века в русской музыке получает распространение особый жанр – музыкальное путешествие в «экзотическую» страну. И первым композитором, обратившимся к этому жанру, стал именно М. Глинка, совершивший путешествие по просторам солнечной Испании.

Целью данного путешествия, длившегося два года – с 1845 по 1847 –  была несомненно музыка, хотя Глинка уезжал не только для того, чтобы обрести вдохновение в работе, но и для поисков душевного равновесия и отдыха.

Если бы мы могли вернуться на 176 лет назад на Пиренейский полуостров, в страну, которая лежит между Европой и Африкой, то непременно бы встретили неспешно проезжающий через зеленые долины мимо пепельных гор экипаж Михаила Ивановича. Мы также застали бы «отца русского симфонизма» за беседой с простолюдинами, мастеровыми, цыганами и идальго, за записью испанских мелодий. А поздним вечером при свете луны мы бы обнаружили великого русского композитора в окрестностях Гранады, где шумят гитары и раздается веселый стук кастаньет. Здесь Михаил Иванович познакомился с Don Francisco Bueno y Moreno. Он стал настоящим проводником русского композитора в музыкальный мир Гранады, человеком, который открыл ему мир прекрасных гранадинок и познакомил с настоящей андалузской музыкой в исполнении лучшего гитариста Гранады по имени Murciano. Да, Глинка познавал страну Дон Кихота как истинно романтический герой!

Михаил Глинка: «В Испании солнце теплее и люди несравненно радушнее. Мне в Испании так хорошо, что мне кажется, что будто я здесь родился. Здесь я нашел два необходимые условия для моего благосостояния: во-первых, никто не вмешивается в мои дела; во-вторых, здесь светло и тепло… Здесь душа моя отдыхает от всех моих грустных приключений… Так что может быть, это последний оазис в моей жизни. Я здесь провожу целые часы, погруженный в самую отрадную, безотчетную задумчивость…»

Путь Святого Иакова (El Camino de Santiago)

Мало кто знает, что Глинка въезжал в Испанию по пути св. Иакова, по-испански Camino de Santiago, – по дороге паломников, издревле известной всему христианскому миру (символичен тот факт, что самый первый путеводитель в Европе появился именно в связи с путем Иакова, а также то, что одновременно с путешествием Глинки, в 1845 году, появился первый подробный путеводитель по Испании, написанный англичанином Ричардом Фордом).

По этой же дороге летом 1847-го композитор покидал Пиренеи. Испания не обманула надежд Глинки. Эта страна оказалась для него драгоценным источником вдохновения, новых замыслов и свершений. Глинка вывез с собой много испанских напевов: испанские танцы «Las Mollares» и «Халео де Херес». Все это музыкальное наследие до конца еще не изучено.

Но главным итогом этой поездки стали две блистательные испанские увертюры – «Арагонская хота» (1845), блестящее каприччио на одноименную тему, и «Ночь в Мадриде» (в первой редакции – «Воспоминания о Кастилии», 1848).

Те, кому известны обе увертюры, могут с уверенностью сказать, что эта музыка является не просто шедевром композиторского мастерства (и по изумительной красоте мелодий, и по богатству инструментовки), она является своего рода феноменом. Поскольку именно в ней испанские народные темы, испанский колорит, преломившись сквозь призму творческого гения Глинки, явили собой величайший образец русской художественной культуры.